Вхождение в боевой транс

Вхождение в боевой транс

Воин. Вхождение в боевой транс

Прежде, чем раскрыть механизм вхождения в боевой транс, необходимо объяснить смысл терминов «транс» и «пусковой механизм«. Транс — это измененное состояние сознания. Имеется в виду тот факт, что в своем обычном (повседневном) состоянии мы ощущаем самих себя, воспринимаем других людей и совершаем разнообразные действия в соответствии с устоявшимися привычками, вкусами, убеждениями, на которые накладываются колебания настроения и всякого рода случайности. Но в изменённом состоянии нас не узнать: психологически и поведенчески мы становимся совершенно другими людьми. Самым простым аналогом трансоподобного состояния бывает та стадия опьянения, когда человеку кажется, что ему «море по колено», и он совершает такие поступки, которых на трезвую голову никогда бы не допустил.

Одним из видов транса является гипноз. С точки зрения научной психологии, гипнозом считают «временное состояние сознания, характеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержании внушения (или самовнушения)… В состоянии гипноза у человека могут возникать психические и физиологические реакции, не свойственные ему при обычном состоянии сознания» (Краткий психологический словарь. М., 1985, с. 64).

Говоря о гипнозе, люди часто имеют в виду что-то почти сверхъестественное. И уж практически всегда связывают с тяжелым взглядом гипнотизера, движениями его рук, командой «спать!», прочими внешними атрибутами. Между тем, суть гипноза — это разница в тонусе всей массы нейронов головного мозга и какого-то одного их участка.

Академик Иван Павлов (1849-1936) представлял гипноз как бодрствование изолированного очага на фоне сна всей остальной коры полушарий человеческого мозга. Выдающийся современный психолог Милтон Эриксон (1901-1980) доказал существование и другого вида гипноза, не связанного со сном. В этом случае люди не спят, а бодрствуют, но один участок мозга перевозбужден, как бы «сверхбодрствует». Именно вторая теория хорошо объясняет множество случаев непонятного подчинения чужой воле, а также — что важно для нас — дает ключи к технике самогипноза. Следуя разработкам Эриксона и его последователей, любой нормальный человек может научиться входить в транс (т.е. в измененное состояние сознания) самостоятельно, притом не прибегая к наркотикам, аскетизму, ритмическим движениям, особому типу дыхания и прочим традиционным средствам.

Поскольку речь идет о конкретной разновидности измененного сознания — боевом трансе, перечислю главные отличительные черты такового:

    • господствующей эмоцией у человека, подавляющей или вытесняющей на какое-то время любые другие эмоции, становится ярость;
    • исчезают всякие сомнения, колебания, страхи, человек делается необыкновенно решительным, его воля полностью реализуется в действиях;
    • значительно снижается чувствительность к боли, вплоть до ее полного исчезновения;
    • намного возрастают энергетические возможности организма за счет мобилизации всех его ресурсов;
    • заметно ускоряется быстрота реагирования на изменения окружающей обстановки.

В связи с этими характеристиками необходимо прояснить смысл термина «ярость«, так как его нередко путают с гневом, ненавистью и другими эмоциональными состояниями. Содержание терминов обычно раскрывают через их синонимы. В данном случае словарь русского языка называет такие, как «безудержность, бешенство, буйство, исступление, неистовство, неукротимость, остервенение«. Все это различные оттенки ярости. А гнев — это «возмущение, злость, негодование«, т.е. совсем иное психическое состояние.

Прекрасное описание ярости боя дал поэт:

И я был страшен в этот миг;
Как барс пустынный зол и дик.
Я пламенел, визжал, как он;
Как будто сам я был рожден
В семействе барсов и волков
Под свежим пологом лесов.
Казалось, что слова людей
Забыл я — и в груди моей
Родился тот ужасный крик,
Как будто с детства мой язык
К иному звуку не привык…

М.Ю. Лермонтов

Теперь займемся пусковым механизмом. Это та волшебная кнопка, щелчком которой человек мгновенно вызывает у себя желаемое психическое состояние. А оно, в свою очередь, обеспечивает желаемое поведение в тех ситуациях, на которые рассчитан пусковой механизм. Говоря словами профессиональных психологов, он представляет «физическое действие, звук или событие, которое вызывает, стимулирует либо активизирует соответствующее действие, эмоцию, обусловленную реакцию» (Пауэлл Т., Пауэлл Дж. Психотренинг по методу Хосе Сильвы. СПб, 1996, с. 41). Выражаясь немного по-другому, можно сказать, что пусковой механизм — это конкретный стимул, включающий сформированный условный рефлекс. Например, в опытах И.П. Павлова таким стимулом для бедных собачек служил звонок, на звук которого они реагировали так же, как на вид пищи (слюноотделением и секрецией желудочного сока).

У Эриксона стимул для запуска условного рефлекса (те. пусковой механизм) называется «якорь«. В роли «якоря» может выступать то, что мы видим (чье-то лицо, характерный жест, какое-то изображение и т.п.); то, что мы слышим (голос, слово, музыка, шумы); то, что мы чувствуем (мышечное напряжение или расслабление, боль, тепло, холод, прикосновение и т.д.). Соответственно, в терминах эриксоновского гипноза «якоря» подразделяются на визуальные (воздействующие через зрение), аудиальные (воздействующие через слух) и кинестетические (воздействующие через физические ощущения).

Человек отличается от других животных, в частности от собак, тем, что у него условный рефлекс часто формируется сразу после первой встречи с какой-то последовательностью событий. Например, человек, которого избили либо ограбили на темной улице, начинает бояться темноты или хождения по этой конкретной улице. Отрицательным якорем для большинства людей является похоронная музыка. Стоит ее услышать, и настроение понижается, так как когда-то похороны вызвали тягостные переживания и неизбежные мысли о своей собственной кончине. Короче говоря, мы в своей жизни постоянно имеем дело с огромным количеством неосознаваемых нами условных рефлексов, срабатывающих от разнообразных якорей, которые тоже не осознаем. (Смысл всех этих рассуждений заключается в том, что я пытаюсь объяснить, как данный феномен поставить себе на службу.)

Тут может возникнуть вопрос: почему нам требуется именно гипнотический транс, а не какой-то другой, скажем, наркотический? Ответ содержится в приведенном выше определении сущности гипноза. Надо, чтобы вступив в бой, мы действовали в ходе его на «автопилоте», не испытывая при этом никаких других эмоций, кроме ярости. Такое возможно лишь в том случае, если нами начинает управлять преимущественно правое полушарие головного мозга (обеспечивающее наглядно-образное и наглядно-действенное мышление), тогда как работа левого (логическое, оценочное мышление) подавляется.

А это, в свою очередь, возможно лишь при условии «значительного сужения объема сознания» (условно говоря, «экран сознания» должен померкнуть) и одновременной с таким угасанием «резкой фокусировкой на содержании внушения». В нашем случае содержание представлено образом идеального бойца (киборга, хищного зверя, легендарного персонажа, киногероя или кого-то еще). Если размышления прекратятся, образ же, напротив, «вспыхнет» в мозгу ярчайшей живой картиной, то последуют «психические и физиологические реакции, не свойственные человеку при обычном состоянии сознания». И тогда сражаться с врагами будем уже не мы, какими все нас знают в обыденной жизни, а кто-то другой, чей образ «сидит» в бессознательной сфере психики, потому что мы «посадили» его туда в процессе самопрограммирования и медитаций.

Кое-кто захочет спросить: известны ли в боевых искусствах методы подобной трансформации на основе психотренинга? Конечно, да. Первыми приходят на ум знаменитые ниндзя. Позволю себе процитировать два небольших отрывка из собственной книги:
«Ниндзя мог на какое-то время становиться сверхчеловеком, произнося магические заклинания (дзюмон), сплетая пальцы в замысловатые комбинации (кудзи-ин) и мысленно отождествляя себя с одним из девяти мифических существ: вороном-оборотнем Тэнгу небесным воином Мариси-тэн, повелителем ночи Гарудой, великаном Фудо-ме и другими. В результате он обретал те психические и физические качества, которые требовались в данный момент: силу, быстроту движений, нечувствительность к боли и ранениям, прилив энергии и так далее… Он, говоря современным языком, запускал определенную программу в своем биокомпьютере. Все остальное происходило как бы само собой» (Тарас А.Е. Воины-тени: ниндзя и ниндзюцу. Минск, 1996, с. 224, 219).

Сегодня мы можем сказать, что ниндзя использовали самогипноз на основе «якорной» техники. Совершенно по Эриксону, который объяснил методы такого рода лет через 500 или 600 после их изобретения. Ниндзя задействовали сразу три якоря: кинестетический (сплетение пальцев), аудиальный (звукорезонансная формула) и визуальный (зрительный образ). Тем самым они обеспечивали надежность пускового механизма для вхождения в боевой транс. Нам остается последовать их примеру. В самом деле, зачем «изобретать велосипед», если его давно уже придумали.

Специалисты отмечают, что искусство применения «якорей» для вхождения в транс основывается на удачном выборе моментов для их постановки, удачном выборе типов «якорей» и удачном воспроизведении уже поставленных*. Самыми надежными являются кинестетические якоря, так как телесные ощущения ВСЕГДА легко воспроизвести и они легко воспринимаются подсознанием.

/* См.: Горин С.А. А вы пробовали гипноз? — СПб, 1995, с. 147./

Вряд ли можно надеяться, что для решения такой сложной задачи, как безотказное вхождение в боевой транс достаточно одного якоря и одной попытки его использования. Нет, это довольно длительный процесс, требующий многократного повторения на тренировках определенной процедуры, о сути которой я скажу чуть позже. Что же касается типов якорей, запускающих в действие желаемую реакцию, то мы для надежности возьмем на вооружение и жест, и звукорезонансную формулу и образ.

Жест — это сжатие пальцев обеих рук в «кулак дьявола», хотя, в принципе, вы можете использовать и что-то другое, например, сжимание большого пальца одной руки большим и указательным пальцами другой. Мантра (звукорезонансная формула) должна быть очень простой. Например, слово «раум», связанное, по воззрениям йогов, с агрессивностью. Но в любом случае слово это должно быть коротким, резонирующим, не встречающимся в повседневной речи и хранящимся в тайне от всех других людей, даже самых близких. Ну а зрительным образом станет изображение того идеального бойца, с которым вы хотите себя отождествить, причем в его окраске должны преобладать цвета агрессии — красный, желтый, оранжевый. Понятно, что об этом вы тоже не должны рассказывать ни одному человеку на свете. И еще хочу напомнить о том, что зрительный образ должен быть предельно конкретным. Вот почему весьма желательно иметь его в виде какой-то яркой картинки, служащей объектом для медитации.

Теперь о самой процедуре. Считается, что программирование — это процесс компоновки и ввода в мозг специальной информации, рассчитанной на то, чтобы вызвать совершенно определенную реакцию психики и тела. Программирование позволяет использовать скрытые возможности организма для достижения того, чего вы хотите — и чего у вас сейчас нет. Программирование наиболее эффективно в том случае, если осуществляется в состоянии релаксации (См.: Пауэлл Т., Пауэлл Дж. Психотренинг по методу Хосе Сильвы, с. 44).

Посредством медитативной практики вы «пропитали» бессознательную сферу своей психики образом идеального бойца. Чтобы получить возможность действовать в этом образе (стать им), вы начинаете внушать себе в СР следующую программу (через магнитофонную запись):
— Каждый раз, когда я буду сжимать в кулак дьявола пальцы обеих рук и произносить волшебное слово (например, «раум» — в этом месте вы должны слышать свою мантру), я буду превращаться в… (здесь называется конкретный образ).

Предположим, вы избрали образ хищного зверя. Тогда ваша тренировка может выглядеть следующим образом. Вы расположились возле своих тренажеров. Ваше тело расслаблено, лицо выражает благодушие, глаза чуточку улыбаются. Но вот вы сжали пальцы соответствующим образом и произнесли про себя мантру, представили себя зверем. В то же мгновение вы как бы взрываетесь изнутри. Мощный, парализующий волю крик, атакующая боевая стойка, перекошенное яростью лицо, дикий взгляд, оскаленные зубы. И тут же следует бой: серия мощных ударов по тренажерам. Удары в полную силу и крик обязательны, иначе, во-первых, ничего вы у себя не разовьете, а во-вторых, причините вред своей психике и телу.

Конечно, поначалу вхождение в образ будет в большей мере театром, актерской игрой, чем истинным состоянием. Так ведь на пустом месте никогда ничего не появится. Желаемые изменения психики обеспечит только многократное повторение. Рано или поздно условный рефлекс выработается. Когда он сформируется, вы сможете усложнить упражнение. Тогда, сжав кулаки и произнеся заветное слово, вы будете внешне оставаться воплощением благодушия, спокойствия, доброты, а в хищного зверя превращаться внутренне. Вот это уже высший пилотаж, недоступный абсолютному большинству тех самовлюбленных «мастеров», что в изобилии встречаются на территории СНГ и Европы.

Существует ряд условий, обеспечивающих успешность психотренинга. Их можно назвать так: соответствие, развитие, желание, вера.

Соответствие

Культивируемый человеком образ идеального бойца должен соответствовать его общей философии жизни. О ней я уже говорил раньше (в главе «Задачи психологической подготовки»). Если такого соответствия нет, если самое важное для данного индивида — ВЫЖИТЬ, а цена значения не имеет, то ничего у него не получится. Идеальный боец не думает о том, что врагов слишком много, что шансы на победу невелики, что можно сдаться на милость неприятеля. Не думает он и о том, что с ним будет, если он кого-то убьет, изувечит, сделает инвалидом.

Он рассуждает иначе: меня хотят убить, значит враг должен быть уничтожен! Разве зверь помышляет о сдаче в плен или беспокоится о том, как бы это не ободрать шкуру противника немного больше, чем следовало? Даже если суждено погибнуть, это не волнует идеального бойца. Победа все равно останется за ним: он не сдался, не дрогнул и не дал унизить себя. Собственное достоинство, самоуважение, гордость для него дороже жизни. Между тем есть много людей, которые позволят оплевать их от головы до пяток и вообще подвергнуть любому издевательству, только чтобы не слишком зверствовали, а главное — сохранили жизнь. Все, о чем говорится здесь — не для них.

Развитие

Карлос Кастанеда в одной из своих книг, посвященных магии американских индейцев, задает риторический вопрос: способен ли стать ягуаром человек, не обладающий ни одним из тех физических и психических качеств, что присущи настоящему зверю? Иначе говоря, любое здание строят из чего-то более осязаемого, чем воздух.

Идеальный боец, по определению — бесстрашен. А стать им желает человек, вполне вероятно, просто отравленный всевозможными страхами, начиная с ежедневной боязни не успеть вовремя сесть в автобус и кончая мыслями о смерти, мучающими его по ночам. Или возьмем физический план. Человек этот грезит об ударе, проламывающем стены, тогда как в действительности не способен сломать дощечку толщиной всего в полсантиметра!

Поэтому требуется развивать у себя весь набор идеальных качеств, пусть в ограниченных масштабах. Можно даже составить их перечень («инвентарь») и регулярно отмечать, как далеко удалось продвинуться по пути развития. Например, вы боитесь падать, тем более на спину? Научитесь делать это легко в любом месте. Сначала сидя на стуле, на мягкий толстый ковер. Потом без стула, затем перейдите на деревянный пол, еще позже смените дерево на уличный асфальт. Вы не обладаете сокрушительным ударом? Начните с отработки его на листках бумаги, рано или поздно дойдете до двухсантиметровой доски. Вы боитесь прыгнуть на землю с верхушки крыши одноэтажного дома? Для начала освойте прыжки из его окна.

Бессознательная сфера устроена так, что любой успех (равно как и неудача) в любой области немедленно распространяется на те отделы психики, которые обеспечивают иные виды деятельности. В первую очередь всякий успех или неудача влияет на то, что для данного индивида наиболее значимо. Мы говорим здесь о том, что хотим стать «боевой машиной», идеальным бойцом, сметающим всех на своем пути. Значит, требуется идти от одной маленькой победы над своими слабостями к другой. И делать это все время, каждый день, во всем, чем приходится заниматься. «Я сегодня не такой, как вчера», — поет эстрадный певец. Эти слова вполне нам подойдут, но требуется добавить еще одно: «лучше!».

Желание

И вот тут-то встает вопрос: а хотите ли вы стать сегодня лучше, чем вчера? И вообще, так ли уж требуется вам умение входить в боевой транс?

Есть разница между желанием и обычным хотением. Многие люди как будто «хотят» улучшить себя, например, научиться драться. В таком случае, почему они, заплатив деньги за месяц занятий в клубе, после одной-двух недель тренировок навсегда исчезают из зала? В прежние годы, когда я занимался по вечерам тренерской работой, меня постоянно занимал этот вопрос. Если бы дело было в том, что я им не понравился и они перешли к другому наставнику, ответ лежал бы на поверхности. Но в том-то и суть, что они «вдруг» начинали понимать, что рукопашный бой — занятие не для них. И это касается не одной лишь самозащиты. Смешно, но факт: для слишком многих людей единственное по-настоящему увлекательное занятие сводится к максимальной загрузке прямой кишки. Все остальное им как бы не по плечу.

Мастеров в любом деле немного. Почему? Да потому что только немногие проделывают на самом деле всю ту работу, что требуется для достижения желаемых результатов. Следовательно, измерить силу своего желания очень просто. Задайте себе вопрос: готовы ли вы трудиться без всякого увиливания столько, сколько потребуется, даже если это займет уйму времени? Например, вы разработали программу своей общефизической подготовки и решили в рамках ее каждое утро полчаса выполнять специальный комплекс упражнений. Ну и сколько раз за прошедший месяц вы нарушили свой график? Почему не занимались вчерашним утром? Ах, накануне шел интересный фильм по телевизору, вы легли слишком поздно. А кто мешал вам встать после этого как обычно? Стало жалко себя? Что ж, жалейте и дальше, только враг вас не пожалеет.

Человек, рассуждающий в духе того, что «нечего истязать самого себя дурацкими обязательствами» редко когда ведет дневник. А я его вел много лет и убедился: любые поблажки себе в течение одного-двух месяцев превращаются в зияющий провал, чем бы при этом ни занимался. Если регулярно находишь оправдание своей слабости, лени, расхлябанности, любым другим недостаткам, чего ждать от себя чудесного преображения в экстремальной ситуации? Откуда взяться тогда стальной воле, решительности, упорству? Вот мы и видим все время в кино, как «обыкновенные люди», попав в какую-нибудь гнусную историю (скажем, став заложниками или жертвами бандитов) весь фильм пытаются отыскать в себе хоть какое-то мужество. Но пока кто-то из них настроится на то, чтобы начать действовать, его и всех остальных буквально вываляют в дерьме. Более того, кого-то обязательно еще и убьют.

Вера

Для большинства вера есть нечто из области религии. Тогда как в действительности вера — самая могучая сила на свете. Потенциально ею обладает каждый, но в реальности только единицы. Казалось бы, чего проще, взял да и поверил во что-нибудь. Например, в Бога. Так нет же, в душе постоянно сомневаются, отсюда афоризм, выражающий всю ущербность психологии современных обывателей: «Боже, если ты есть, спаси мою душу, если она есть!»

Чтобы вера из потенциального состояния перешла в актуальное, ее надо тренировать каждый день, наращивая помаленьку свои духовные мускулы. Мозг не знает разницы между фантазией и реальностью. Чувства юмора он тоже лишен, шуток не понимает. Что вы на самом деле думаете, то и получите. Если не ждете в глубине души успеха, не верите в собственное превращение, тем самым закладываете в мозгу яркие образы сомнений. И тогда он отвергает вашу желанную цель. Неуверенность в себе, сомнение в обязательном достижении желаемого результата делает образ идеального бойца расплывчатым, тусклым, бессильным. Такому образу не хватает «психической энергии» для воздействия на нейроны мозга, поэтому они не воспринимают его как своего господина.
Если вы, занявшись психотренингом, думаете, что дело лишь в том, чтобы как можно чаще грозно таращить глаза, вопить дурным голосом и колошматить «кулаками дьявола» по мишеням, то вы заблуждаетесь. Хотя делать все это тоже надо, секрет все же в другом. Измененное состояние сознания (транс) не может свалиться откуда-то извне. Оно должно возникнуть внутри. А для этого, помимо всего прочего, требуется истово (это значит, изо всех сил) верить в то, что так оно и произойдет. Тут не должно быть никаких свидетелей, никаких критиков, никаких насмешек. Это сугубо индивидуальное, тайное от всех занятие. Вам надо бережно растить маленький росточек, оберегая его от злых ветров, от копыт, от засухи. Помните, что горчичное зерно — самая малая вещь, однако из него вырастает могучее дерево! Так и вера собирается по капельке.

Соотношение двигательной тренировки физической и умственной (психической) должно быть равным. В этой связи не могу не вспомнить рассказ Германа Попова, создателя популярной школы Чой. Лет 12 или 13 назад он мне сказал, что когда жил в Бирме, занимался там в семейной школе «удава». Будучи в те времена убежденным марксистом, он отрицал всякую мистику и потому не ходил на утренние трехчасовые занятия медитацией и прочими не совсем понятными «штучками». Он был убежден, что главное — это вечерние трехчасовые занятия техникой боя. Но к концу своего пребывания в Рангуне (столице Бирмы), сравнивая достигнутые им результаты с результатами тех, кто занимался по полной программе, он понял, что не получил ровно половину необходимых знаний, притом более важную!

Применительно к сюжету нашего разговора, эта история означает следующее: тратите вы в неделю, скажем, 6 часов на занятия рукопашным боем, извольте ровно 6 часов уделять и психотренингу. Конечно, заниматься 6 раз в неделю по одному часу гораздо лучше, чем один раз — шесть часов подряд. Приходится говорить о подобных вещах потому, что слишком часто встречаются люди, в упор не понимающие казалось бы очевидных вещей. Я получаю вот уже шестой год подряд огромную почту со всего бывшего СССР, поскольку издаю журнал боевых искусств. И знаю, что это именно так.

В завершение темы хочу сделать предостережение: в сознательном культивировании агрессивности таится серьезная опасность. Используя имена персонажей знаменитой повести Роберта Стивенсона, можно сказать, что в каждом человеке есть две ипостаси личности: «хорошая» — Джекилл, и «плохая» — Хайд.* Может случиться так, что человек выпестует в себе или разбудит (что почти одно и то же) кровожадное чудовище, жаждущее все новых и новых злодеяний. Навсегда останется отвратительным мистером Хайдом, прячущимся за личиной добропорядочного доктора Джекилла.

/* Кстати, любой читатель может убедиться в этом факте на собственном примере — был бы фотоаппарат. Сделайте снимок самого себя точно в фас. Затем свое лицо на фотопленке (2 кадра подряд) разделите пополам и сложите два новых лица: одно из двух правых половинок, другое — из двух левых, и отпечатайте получившиеся негативы на фотобумаге. Результат ошеломляющий. Родная мать не хочет верить своим глазам — что в ее сыне таятся две столь разные личности — ангел и мерзавец./

Как избежать подобной опасности? Прежде всего, стараться быть нравственным человеком. Не из страха перед чьим-то мнением, не из подражания обычаям предков, а исключительно из чувства долга перед самим собой, из уважения себя. Никогда и нигде не роняйте своего достоинства, не суетитесь, не будьте мелочны, держите свое слово и все в том же духе. Помните: чем больше достоинства, благородства, внутренней силы увидят в вас другие, тем больше станут уважать, тем охотнее подчинятся. Не делайте ничего постыдного ни на людях (это легко), ни наедине (что гораздо труднее). Нравственность и психическое здоровье связаны между собой напрямую. Но об этом надо рассказывать отдельно.

Тарас А. Е. Боевая машина: Руководство по самозащите
Мн., 1997, с.25-31, 521-569

Источник

Просмотры: 425

Добавить комментарий